20:55 

Дву`mirror`е. История механической девочки с живым сердцем

River Naiad
На театральный помост вышла девочка. Вроде бы в ней не было ничего необычного - красивые черты лица, большие голубые глаза, лучащиеся светом и добротой, искренняя счастливая улыбка. Вот она вздохнула, как будто набираясь смелости, и начала свой рассказ.

Здравствуйте! Меня зовут Нукке.
Когда-то я была сложной механической куклой, внешне совсем не отличимой от живого настоящего человека. Я была создана в знаменитом своими чудесами Королевстве Часовщиков, но однажды сломалась, и никто не мог меня починить. Это было не страшно, ведь тогда я ничего не чувствовала и не понимала. Меня тогда как будто и не было?...

Девочка на секунду замолкла. Она как будто пыталась осмыслить свои же слова: как это может быть, когда кого-то вдруг нет? Но вот её звонкий голос уже вновь раздается над площадью:

Моя настоящая жизнь началась благодаря Теодору. Вы спросите меня, кто это? О, это прекрасный человек и великий учёный! Он собрал меня из остатков куклы, из сделанных его руками деталей, из своей надежды, своей веры, своего вдохновения... И я ожила.
Теперь я могла по-настоящему увидеть этот мир и людей, которые в нём живут. Вот три злых толстяка, правители города, в котором я находилась. Вот простые жители этого города. А вот – театр «Северная звезда», частью которого был Теодор, и частью которого не раздумывая стала я сама. Так началась моя жизнь.

Девочка уже не просто стояла на помосте. Каждое произнесенное слово отзывалось в её теле небольшим движением или жестом. Взмах руки указывает направление дороги, небольшой шаг вперед – и зрители понимают, что девочка вступила на эту дорогу и не собирается с неё сворачивать. А рассказ продолжается…

История, которую я хочу рассказать, произошла много лет назад...
В то время наш театр направлялся в Страну Дальнюю, чтобы дать представление на празднике, посвященном победе над рыцарем Като. Мы знали эту дорогу – вот сейчас мы пройдем мимо Дремучего леса, увидим колодец сказок, а за ним нас встретят огни таверны… Вдруг на дороге перед нами как будто из ниоткуда появились люди в масках. Разбойники! Страшно стало, жуть! Но вроде бы не нападают, ничего не отбирают, только просят проследовать за ними. Ну а нам что делать? Пошли.
А теперь представьте себе. Вечер, темно. Узенькая тропинка уводит всё дальше в густой лес. И вот вы со своей семьей стоите посреди небольшой поляны. Вокруг – вооруженные люди, от которых неизвестно чего ждать. А у вас даже нет ничего ценного, что бы вы могли им предложить… Хотя? Точно ли у вас ничего нет? Вы же артисты! И самая большая ваша ценность – это искусство, которым владеет каждый из вас.
Итак, представление началось!
Вот на сцену вышел Теодор, грызя яблоко, а за ним Йокери. Вверх подброшено первое яблоко, второе, третье… И вот уже Йокери мастерски жонглирует ими в воздухе и успевает их еще и грызть! Поклон. Яблоки спрятаны.
Но это еще не всё! Как будто предвидя текущую ситуацию, несколько дней назад мы в театре начали ставить спектакль «Ронья, дочь разбойника». Ну и что, что не до конца всё придумали и отрепетировали? Импровизируем!
Я тогда выбежала на сцену и забыла обо всем на свете - о темноте, о страхе, о разбойниках. Так происходит каждый раз: во время выступления окружающий мир перестает существовать и остается только та история, что я рассказываю.

Как будто для подтверждения произнесенных слов где-то за помостом раздался жуткий грохот и вскрик. Но девочка даже не обернулась. Она как будто не слышала, что происходит вокруг.

… И вот мы всем театром выходим на середину поляны и кланяемся. Спектакль окончен. Остается только узнать, понравился ли он зрителям. Вроде бы разбойники остались довольны. Что-то спрашивали у нас, высказывали своё отношение к увиденному. А потом вывели из леса и отпустили.
Пока мы дошли до Острова, пока раскинули шатер и украсили сцену, наступило время вечернего представления для жителей Страны Дальней. Главным номером этого вечера должен был стать небольшой спектакль «Тень».

Девочка ненадолго задумалась:

Если вы позволите, я немного отвлекусь от основного повествования. Просто этот спектакль имел особое значение. Для меня, и более того для Теодора. Ведь это была реальная история из его прошлого. Каким-то невероятным образом от Теодора отделилась его тень, и стала, как живой человек, ходить отдельно по земле. Она воплощала в себе плохое, что есть в человеке, и чуть ли не заняла место самого Теодора в его жизни. Но он сумел одержать над тенью верх. Она сбежала, но могла вернуться в любой момент и натворить бед… Я же твердо дала себе обещание – так же, как Теодор совершил для меня чудо и создал меня, я однажды обязательно совершу чудо для него, лишив его необходимости вечно озираться, ища вездесущего врага.
Вернемся к вечернему представлению. Пока шел спектакль, я не замечала ничего вокруг. Я играла роль тени (символично, не правда ли?) и была полностью погружена в спектакль. Последняя сцена, я скрываюсь между зрителей и убегаю в шатер. Там уже находится встревоженный Теодор, повторяющий: «Она здесь, моя Тень здесь!» У меня как будто на секунду замерло сердце. Похоже вот он, мой шанс помочь Теодору. Я тут же бросилась искать ткачиху. Ведь в одной из библиотек я нашла такую запись: «Некоторые из особо искусных ткачей умели так сплетать нити, чтобы тень не могла протиснуться сквозь них, и ловили тени в сложные ловушки». Прекрасная ткачиха, девушка Миллимани, знала только то, что ей наказала её мама: нужно завязывать нити, чтобы пленить тени. Вдвоем мы не придумали ничего лучше, чем взять сотканные ей нити и повязать на одно из деревьев около дороги. Проверять поможет это мне чем-то или нет, я собралась уже утром. Ведь ночью тень даже найти сложно, а уж чтобы поймать, тут уж вообще не знаю что нужно сделать.

Любопытный взгляд девочки скользнул по замершим зрителям. Она улыбнулась.

Хм, что бы вам еще интересного рассказать о том знаменательном вечере.
Знаете, был еще один маленький эпизод. Он был значим только для меня, да может еще для одного человека. Я была в театре, общалась с замечательными лесорубами, которых мы приютили на ночь.

Девочка немного понижает голос:

Скажу вам по секрету, лесорубами оказались разбойники, которым мы давали представление в лесу. Милейшие люди! У каждого из них своя судьба, и своя история. Буквально за пару дней они стали для театра второй семьей.

И уже в полный голос:

Но что-то я отвлеклась. Так вот, я сидела в театре, когда меня нашел Теодор. С ним была женщина. И она хотела поговорить именно со мной. А я что? Я рада услышать что-то новое и интересное, или сама рассказать историю. Мы вдвоем вышли на улицу (Теодор остался где-то в театре), как-то незаметно дошли до дворца и оказались в одной из его внутренних комнат. Меня расспрашивали о моем прошлом, о том, действительно ли я была простой механической куклой, и что теперь у меня есть сердце. Я смотрела в лицо этой женщине, и мне было страшно. Не так, как в лесу у разбойников. Там я была вместе с семьей, и всё равно верила, что мы справимся с любой проблемой. А тут… Я одна. Никого рядом нет. Эта странная женщина ловит мой взгляд и улыбается. Но улыбается так, что мне становится жутко холодно. И вкрадчивым тихим голосом она просит показать ей моё сердце. Несколько раз она повторяет, что нет-нет, она не собирается меня заставлять его показывать. У меня же было такое чувство, что ещё чуть-чуть, и она меня схватит и больше никуда не отпустит….

На сцене сейчас находилась не та сияющая девочка, что начинала свою историю, а маленький ребенок, сжавшийся от страха и холода. Казалось, что еще секунда и кто-нибудь из зрителей выскочит на сцену и начнет кутать девочку в свой плащ… Не понадобилось. Девочка тряхнула головой, как будто развеивая наваждение, расправила плечи и взглянула на зрителей.

Ой, совсем я вас напугала! Вы не переживайте. Я сказала этой женщине, что ей лучше поговорить с Теодором о моем сердце и убежала из дворца. А потом уже в шатре, среди моего любимого театра и милых лесорубов, мне ничего не могло угрожать.
Так закончился первый день в Стране Дальней. Утром же все закрутилось и завертелось – мы готовили спектакль. Вроде бы в нём не было ничего необычного, кроме одной сценки. Это была идея Йокери. Прекрасная история о короле и королеве. Она – владела зеркалами, через которые могла наблюдать за разными мирами. Он – мог ходить между этими мирами. Они заметили друг друга, и в итоге стали путешествовать вместе. На репетициях Йокери всё старался добиться совершенства: в деталях, жестах, движениях… Позже я поняла, почему. Ведь это была его история. История Короля Отражений и Королевы Зеркал. Очень красивая, но немного холодная. А ведь была еще одна история! Яркая, красочная и очень эмоциональная. Она происходила прямо на моих глазах. В ней был жонглер Йокери, который полюбил сильную и смелую девушку Тэйко. И не важно, что он и был тем самым Королем Отражений, ведь Тэйко безумно любила его. Она стала его женой и ждала ребенка. Да, им было не просто, но девушка не боялась добиваться внимания и ответов на вопросы. Она умела ждать и принимать короля таким, какой он есть. А в одном занимательном эпизоде даже посчастливилось поучаствовать мне. Вот представьте себе: величественный маяк, у его подножия во всем своем великолепии стоят Король Отражений и Королева Зеркал и с кем то разговаривают. Тут появляется Тэйко, решительно проходит мимо них, забирает зеркало и уходит. Напомню, что именно через зеркала король и королева могли быстро перемещаться в пространстве. Я была рядом, помогала относить зеркала в одно место. Не знаю, видела ли Тэйко лицо своего мужа. Там было столько изумления и ярости, что мне даже стало немного не по себе. Но я улыбнулась, пожала плечами и убежала помогать. Ох, а потом ведь пришлось относить все зеркала обратно. Но главное, что своими действиями Тэйко добилась того, чего хотела. Я могу и дальше рассказывать, что с ними всеми приключилось. Только это не моя история, и лучше её смогут рассказать Йокери или Тэйко, если конечно захотят.

Девочка как будто на секунду отвлеклась и всмотрелась вдаль, туда, где виднелась опушка густого тёмного леса. Кто-то из зрителей обернулся посмотреть, что же привлекло внимание рассказчицы, и был ослеплен солнечным зайчиком, отраженным от зеркальной глади. Постойте – зеркало? В лесу? Вы шутите, наверное.

Вернусь, пожалуй, к тому солнечному утру в Стране Дальней. После спектакля все куда-то разбрелись, а потом Теодор вернулся в театр и стал чинить часы с площади. Тогда же я впервые увидела Тень вблизи. Её (или все-таки его?) звали Христиан, и он был завораживающе прекрасен. Теодор пригласил его зайти, и завел разговор. Я сидела почти не шевелясь. Испуганная, настороженная, я ловила каждое слово и движение Теодора и его Тени. Мне было страшно. Уверенный в себе, спокойный Теодор пытался всё решить мирно и договориться. А Христиан – порывистый, каверкающий смысл любой фразы - предлагал учёному отдать своё сердце и не соглашался ни на какие другие варианты. Тут я услышала, как Теодор спокойно так говорит, что если не найдет какого-то другого способа, то просто убьет сам себя на закате. Вы не представляете, как у меня всё перевернулось внутри. Этого нельзя было допустить! Теодор должен жить! Но я не стала влезать в разговор. До вечера еще было далеко, и было время что-нибудь придумать. Вот Тень психует и уходит. Теодор же снимает свою ценность, скляночку с живой водой, и отдает её мне. Как будто прощальный подарок…

Раскрытая ладонь. Девочка внимательно разглядывает её, как будто видит впервые. Затем задумчиво произносит:

Видели бы вы как я вцепилась в эту маленькую хрупкую баночку. Казалось, что если я буду её крепко-крепко держать, то всё будет хорошо….
Но происходит совсем по-другому. Вот Теодор направляется во дворец. Перед тем как зайти, он внимательно смотрит на меня и совершенно буднично произносит: «Если я выйду оттуда и не узнаю вас, то убейте меня». Я была в ужасе. По-моему я пыталась удержать его, но успела только проводить до ворот и мельком заглянуть в тронный зал. Там я замечаю Тень и ту неприятную женщину, которая всё хотела посмотреть на моё сердце. Ничего хорошего это не предвещало. Я же стояла как окаменевшая и всё судорожно сжимала бутылочку с живой водой… У дворца столпилось много народу. Шло время, но мы не знали, что происходит внутри. Вот ко мне подошел старший из лесорубов-разбойников. Вроде бы он пытался меня утешить? И убедить, что всё будет хорошо? Я слышала его, но поверить не могла. Только когда Теодор вышел из дворца, узнал нас всех и начал коротко рассказывать, что же там произошло, я смогла выдохнуть. Всё обошлось. По крайней мере в данный момент. Моя ладонь наконец разжалась, а бутылочка осталась висеть на длинном шнурке у меня на шее. Я пообещала себе, что сохраню живую воду на самый крайний случай, потому что понимала - история с Тенью еще не закончилась…
Позже я забрела в таверну к тетушкам Да и Нет, где проводила время за занимательными беседами. Было тихо, спокойно, и мне даже ненадолго удалось поверить, что всё стало хорошо… Зря. В таверну забегает Йокери и рассказывает, что Тень увела Теодора в Страну Чужедальнюю и заперла там в какой-то пещере. А от Теодора пришла такая записка: “Нукке, Йокери, я со своей Тенью – Христианом. Спасать не надо.” В тот миг, мне показалось, что мир уходит из под ног. Я вскочила и побежала придумывать план по спасению. Понимая, что самой соваться в Страну Чужедальнюю – это чистое самоубийство, я обратилась за помощью к разбойникам. Те были готовы и хотели помочь, но говорили, что нужно чего-то подождать и тогда всё будет хорошо.

Рассказывая это, девочка встревоженно ходит по сцене из одного угла в другой.

Ждать? Вы понимаете, мне предлагают ждать! Да как можно ждать, если где-то там, в темном и мрачном лесу, заперт самый дорогой тебе человек? Но в одиночку я туда не пошла. Только попросила птичку-вестницу слетать и узнать у Теодора, как он. Да еще рассказала о происходящем Аннуциате и Флисе. Они имеют право знать, что происходит. Тут еще как ни в чем не бывало из леса выходит Тень. Она абсолютно спокойна, уверена в себе, разговаривает с кем-то. И стоит мне на минутку отвлечься и выпустить Тень из поля зрения, как я вижу, что она уводит Аннуциату в Дремучий лес… И опять я бегу за помощью к разбойникам, ведь среди них брат Аннуциаты, он не бросит её в беде. И тут уж мы не можем больше медлить и все вместе направляемся в Страну Чужедальнюю. Попутно каким-то образом выясняя страшное: Аннуциата пошла заменять своё сердце на каменное.

Девочка останавливается и прижимает обе руки к груди, напротив сердца.

В этот момент мне показалось, что я абсолютно не понимаю этот мир и населявших его людей. Как можно согласить заменить свое сердце на каменное? Сердце, полное эмоций и переживаний. Да, они бывают не только радостные, но и грустные, но как же вообще без них? Кто бы я была без своего сердца? Неживая кукла… И некому было бы переживать сейчас, вспоминая ту давнюю историю.
Ох, опять я отвлеклась, да еще и распереживалась. Но тогда всё закончилось хорошо. Правительница Страны Чужедальней отказалась заменять сердце Аннуциаты на каменное, а потом брат вывел свою сестру из леса. Пока мы шли, я всё пыталась узнать – ну почему? Почему Аннуциата пошла на такое? Оказалось, что она влюблена в Теодора, а он никогда не относился к ней также. И из-за этого она решила совсем остаться без чувств. Я попыталась объяснить, насколько же это прекрасно, испытывать эмоции! Но в тот момент Аннуциата просто не могла меня услышать и принять то, что я говорила.
По возвращении в Страну Дальнюю меня нашла птичка-вестница. Она смогла увидеться с Теодором и по его просьбе передает, что вызволить из плена его может девушка, для которой он по-настоящему важен и ценен. Это как в сказке, когда Герда спасла Кая из плена Снежной Королевы. Я тут же задумалась, а кто может быть такой девушкой? Я? Да, я безумно благодарна ему за само моё существование и люблю его как члена нашей большой семьи. Но вдруг то, что я когда-то была куклой, как-то помешает? Хм, а есть же еще Аннуциата! Вот кто действительно его любит! А еще Флиса, которой он вновь помог обрести мечты и радость жизни. В итоге я заручилась поддержкой разбойников, взяла с собой Аннуциату и Флису и пошла вызволять Теодора. Когда мы добрались до пещеры, оказалось, что наша помощь уже не нужна. Теодора выпустил Христиан. И как же был удивлен сам Теодор, когда увидел трёх девушек, пришедших его спасать.
В общем то на этом история заканчивается. Теодор был спасен и вроде даже помирился со своей Тенью, театр всем составом решил остаться в Дремучем лесу, жить вместе с разбойниками и давать представления в странах Дальней и Чужедальней.

Девочка улыбается, обводит взглядом зрителей, кланяется и уходит со сцены.



@темы: ролевое, отчеты

URL
   

На берегу Обского моря...

главная